Опубликовано: 02.08.21 11:36

Поправки о государственном регулировании анонимайзеров: техническая некомпетентность или юридическая непроработанность

Научно-технический прогресс оказывает значительное влияние на отрасли деятельности человека и общества. Создание новых технических средств коренным образом меняет логику и систему поведения каждого человека, изменяет механизмы осуществления устоявшихся процессов. Так, телекоммуникационная сеть Интернет в корне изменила жизнедеятельность человека и общества. Каждая сфера общественной деятельности: политическая, экономическая, социальная, культурная попала под её влияние. Сеть Интернет позволила существенно облегчить выполнение определенных задач, поставленных перед человеком, позволила быстрее получать необходимую информацию. Но не смотря на столь благоприятные изменения в нашей жизни, рассматривать телекоммуникационную сеть Интернет только с положительной точки зрения является ошибкой. Новая виртуальная среда человеческого взаимодействия оказала значительное влияние и на преступную сферу общества. Злоумышленники все чаще используют современные технологии, в том числе и сеть Интернет для совершения противоправных действий. Помимо этого, в связи с возникшей в последние годы активной террористической деятельностью, террористы стали активно использовать виртуальное пространство с целью распространения запрещенной законодательством информации, пропаганды, с целью дестабилизации государств, кибератаки на банковские организации, федеральные службы безопасности и многое другое. В связи с этим, государство стало активно принимать участие в правовом регулировании телекоммуникационной сети Интернет. Наиболее значимыми Федеральными законами, регулирующие виртуальное пространство на территории Российской Федерации являются: Федеральный закон от 28.07.2012 N 139-ФЗ “Закон о чёрных списках Рунета”, Федеральный закон от 02.07.2013 N 187-ФЗ “Антипиратский закон”, Федеральный закон от 28.12.2013 N 398-ФЗ «Закон о досудебной блокировке интернет-ресурсов” и наиболее свежий Федеральный закон от 29.07.2017 № 276-ФЗ “О запрете VPN”.

Несмотря на то, что государство занимается активной разработкой законодательных актов с целью правового регулирования сети. Интернет нельзя не сказать о случаях юридической и технической не проработки нормативных актов. Так, последний Федеральный Закон из приведённого выше перечня “О запрете VPN” носит довольно противоречивый характер, как с юридической точки зрения, так и с технической.
Первостепенно, прежде чем говорить о проблемах нового закона “О запрете VPN”, стоит разобраться, что такое VPN и как он помогает гражданам получать доступ к заблокированной на территории Российской Федерации информации. VPN, или по другому Virtual Private Network (виртуальная частная сеть) – это логическая вычислительная сеть ограниченного пользования, созданная из системных ресурсов физической сети, например, путем использования шифрования и/или туннельных каналов виртуальной сети через реальную сеть. Процесс создания туннельных каналов – это процесс, в ходе которого создается защищенное логическое соединение между двумя конечными точками посредством инкапсуляции различных протоколов. VPN позволяет создать новое логическое соединение с частной сетью, поверх текущего соединения с публичной сетью (сети Интернет) с целью односторонней передачи данных. То есть, пользователь, отправляет запрос на получения определенной информации не сразу в телекоммуникационную сеть Интернет, а в частную сеть, что позволяет избегать появления блокировок доступа пользователя к материалам, которые заблокированы.

Пользователю нет необходимости пользоваться отечественными частными сетями, для обхода блокировок, ведь они создаются отечественными компаниями или иностранными компаниями, которые официально зарегистрированы на территории Российской Федерации и подпадают под её юрисдикцию. На своем экране пользователь, воспользовавшись таким VPN все так же будет наблюдать сообщение о блокировке информации или о блокировке интернет-ресурсов. В связи с этим, очевидно, для того чтобы получить доступ к запрещенной информации пользователю необходимо воспользоваться подключением к частным виртуальным сетям, находящимся за пределами Российской Федерации и не подпадающие под её юрисдикцию. И возникает довольно спорная ситуация: законодатель обязывает соблюдать Российской законодательство о правовом регулировании сети Интернет, а также, если федеральным органом исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций будет направлено требования о блокировке доступа пользователя к запрещенной на территории Российской Федерации информации, и данные требования должны быть соблюдены. Получается, что иностранные компании, не осуществляющие деятельность на территории Российской Федерации, а также здесь не зарегистрированные, не имеющих никаких собственных каналов связи, должны соблюдать для себя иностранное законодательство?

Так же, стоит говорить о многочисленных неточностях и вопросах к терминологии, которая используется в Федеральном Законе. Так, компании, которые предоставляют доступ к запрещенной информации называются владельцами программно-аппаратных средств доступа, но сам термин “владелец программно-аппаратных средств доступа” в тексте не обозначен. Возникает вопрос, кого стоит понимать под “владелец программно-аппаратных средств доступа”. Ведь рассматривая с программной точки зрения, то под данным термином можно понимать владельца прав на программные средства реализации виртуальных частных сетей или лицо его установившее на данное аппаратное средство. Да и домашний компьютер, с установленным VPN так же можно рассматривать как программно-аппаратное средство доступа к информационным ресурсам, информационно-телекоммуникационным сетям, доступ к которым ограничен. А в случае, если пользователь самостоятельно приобретает аппаратное средство, на котором развёртывает программное обеспечение по организации VPN и использует его с целью получения доступа к запрещенной информации, владельцем программного-аппаратного средства доступа к запрещенной информации будет являться пользователь или компания, которая предоставила данному лицу аппаратное средство?
Исходя из выше сказанного, хочется сказать, что такие ошибки со стороны законодателя можно рассматривать или как некомпетентность в технических вопросах функционирования телекоммуникационной сети Интернет и аппаратных средств, связанных с ней или с юридической не проработанностью и с желанием законодателя разработать данный проект для достижения каких-то своих целей. Стоит говорить о том, что положения Федеральный Закон “О запрете VPN” стоит дополнительно проработать в будущих редакциях, с целью устранения проблемных вопросов.

Список использованных источников и литературы
  1. Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 29.07.2017) "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_61798/ (дата обращения: 23 октября 2017).
  2. Федеральный закон от 28.07.2012 N 139-ФЗ (ред. от 14.10.2014) "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_133282/ (дата обращения: 23 октября 2017).
  3. Федеральный закон от 02.07.2013 N 187-ФЗ (ред. от 12.03.2014) "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях" [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_148497/ (дата обращения: 23 октября 2017).
  4. Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон Об информации, информационных технологиях и о защите информации" от 28.12.2013 N 398-ФЗ (последняя редакция) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_156518/ (дата обращения: 23 октября 2017).
  5. Федеральный закон от 29.07.2017 N 276-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_221230/ (дата обращения: 23 октября 2017).